Почему падает качество услуг на нижегородских автомойках. Чистота по-нижегородски

11.10.2012 Биржа Нижегородских предпринимателейБиржа+АВТО № 37 от 27 Сентября 2012
По мнению экспертов, такой характер рынка объясняется неграмотностью его участников. С одной стороны, потребитель не представляет себе суть услуги, поэтому бизнес не заинтересован в повышении ее качества. Это в лучшем случае. В худшем — он тоже не знает, что губка и шампунь — это только вершина айсберга.

С другой же стороны, абсолютное большинство предложений на рынке — это «подворотные» варианты, организованные непрофессионалами, говорит генеральный директор ГК «Триумф» Борис Горелик. Такие «проекты» основаны на убеждении, что «парк машин растет, мыться негде и что бы мы ни сделали — все будет работать». Поэтому по качеству предложений рынок оставляет желать лучшего.

Продавец: губка и шампунь
Почему-то считается, что автомойка — это простой бизнес, и многие пытаются начать свое дело именно с автомойки, говорит директор Магазина готового бизнеса Юрий Кузьмичев. Но это главное заблуждение, потому что на деле он ничем не легче любого другого — здесь тоже нужны и внимание собственника, и работа с персоналом, и вложения, и реклама и репутация.
Жизненный цикл среднестатистической нижегородской мойки выглядит следующим образом: сразу после открытия мойка работает хорошо — это период энтузиазма, когда она стремится набрать клиентов, рассказывает владелец одной из городских моек Дмитрий Солодкий. Потом наступает период стабилизации, когда есть постоянный контингент и прибыль. Но через какое-то время бизнес достигает той точки, после которой либо наступит регрессия, либо идет движение вверх. Для того чтобы события пошли по второму сценарию, нужно вкладывать деньги в развитие, чего, как правило, не происходит. То есть рынок в основном не пытается заработать на качестве, отдавая предпочтение количеству. А его трудно сохранить из‑за плохого качества — получается замкнутый круг, считает эксперт в области автокосметологии Александр Лукашевич. По его мнению, на рынке много неосвоенных услуг, а значит, и денег, но, не в обиду некоторым будет сказано, в большинстве своем автомойки зарабатывают на том, что «разводят» клиента.

Рано или поздно такой бизнес или закрывается, или продается. Часто в числе причин продажи называют несоответствие доходов тем ожиданиям, которые имеются у собственника, или вообще невозможность вывести бизнес «в плюс», говорит Юрий Кузьмичев.

Кадры — это большая проблема рынка, подтверждает Александр Лукашевич. Основной контингент — это студенты, которые хотят подработать, а потому не заинтересованы ни в качестве, ни в освоении этой профессии. Второй «источник» — люди, которым нечем заняться, которых «заставила жизнь», и лишь микроскопический процент — это те, кому на самом деле интересно. Усугубляет ситуацию и общественный стереотип, когда мойщик воспринимается как человек где-то между бомжом и дворником. Плюс ко всему мало у кого есть понимание, что перспективы профессионального роста есть и на этом рынке. Например, хороший полировщик может зарабатывать до 100 тысяч — не в каждой профессии можно достичь таких заработков.

Но проблема не только в сотрудниках. Что такое труд мойщика, не понимают и большинство хозяев, считает Александр Лукашевич. «Показали, как махать моечным пистолетом и губкой — и думают, что это нормально. Они не задумываются над тем, что для каждой процедуры есть своя технология, условия, в которых она должна выполняться: температура, влажность, качество и класс инструмента и химии, — это все не рассматривается. Рассматриваются моечный аппарат, губка и шампунь — любой, лучше подешевле и «потермоядерней». В работе на мойке есть много направлений. Надо понимать, как правильно пользоваться химическими препаратами, знать различные технологии — это не просто, этому надо учиться. Мойщик должен уметь не только мыть — он должен уметь делать что-то еще».

Покупатель: по спросу и предложение

19 человек из 20 у нас не понимают, что такое автомобиль в принципе, не говоря уже о том, как его обслуживать, говорит Александр Лукашевич. Не будем далеко ходить — скоро наступит зима, все дороги будут посыпаны антиобледенителем, от которого наши мойки никак не защищают. Но ведь и клиент не знает, что об этом можно и нужно спросить. Он не знает, что полированная машина, обработанная специальным составом, уже не подвержена химическому воздействию. Наши машины стареют, и автомойки вносят очень большой вклад в то, как это происходит. К сожалению, на мойках нет комплексной услуги: они не полируют, не работают с защитными составами, с двигателями. Автокосметология — это целая наука, о которой мало кто имеет представление в смысле оказания массовой услуги. Вместо этого вы выезжаете из мойки, у вас отовсюду течет вода, снизу автомобиль не помыли, колеса и арки — никто даже не догадался. Другими словами, машинка заехала, с ней быстренько что-то сделали — и ладно. Системный подход мало у кого есть.

Чтобы появился грамотный спрос на качественные услуги, клиента надо просвещать и воспитывать, но наши мойки не работают с ним вообще. Чтобы клиенту было интересно, надо постоянно что-то менять, а на нашем рынке вот уже 15 лет ничего не происходит.

Кроме отсутствия знаний в голове у клиента много стереотипов. Один из них заключается в том, что летом на мойку можно не ездить. «Люди покупают садовый моечный аппарат и проверяют автомобильную химию у себя на даче, а осенью встают в очередь на ремонтные работы по восстановлению блеска. После лета им обычно требуются и полировка кузова, и работы с цветом, и нанесение защитного состава».

Цена вопроса

Среднюю цену выхода на рынок назвать трудно, поскольку многое зависит от стоимости земли в том или ином районе, стоимости подключения к коммуникациям — разброс цен очень большой, говорит Александр Лукашевич. Из‑за этого и сроки окупаемости тоже будут разными. Вообще главная проблема в этом бизнесе — получить участок земли: как правило, либо участки в «нужных» местах уже кому-то принадлежат, либо у них заоблачная стоимость.

Если говорить о покупке готового бизнеса, то цена будет зависеть от того, в аренде земля или в собственности, рассказывает Юрий Кузьмичев. В первом случае нижний порог цены — 2–2,5 млн руб., во втором она может доходить до 10 млн. Всего же в год на этом рынке мы можем говорить в среднем о 7–10 сделках, это не считая тех, которые проходят через родственников и знакомых.

Есть ли будущее у человека с ведром?

Давая общую характеристику рынку, эксперты называют его нецивилизованным. И это касается не только качества оказания услуг, но и остальных аспектов, например правовых. Так, из‑за жестких требований к водоотводу или по другим причинам, по которым нельзя получить земельный участок, появляются «серые» мойки, которые просто «договариваются» с администрациями, рассказывает Юрий Кузьмичев. «Но, с другой стороны, кого мы относим к «серым»? В городе у водоемов стоят мужики с ведрами — это «серый» бизнес или не бизнес вообще? Вы выбираете между автомойкой и «человеком с ведром» и в любом случае платите деньги». Сам по себе этот бизнес достаточно технологичный, поэтому требует больших входных затрат. Значительная часть из них, по словам Бориса Горелика, сопряжена с приобретением прав на земельный участок.

Если посмотреть на географию моек, то и она, мягко говоря, выглядит странно, продолжает Александр Лукашевич. Например, в радиусе километра от середины улицы Варварской мы насчитаем значительное количество моек. В радиусе километра от площади Советской их единицы. На Белинке моек практически нет, как и на площади Лядова. То есть где-то мы наблюдаем сверхконцентрацию, а где-то полное отсутствие. Баланса в их распределении нет. Количество оценить трудно: они открываются и закрываются каждый день.

Однако, если посмотреть по картам «Дубль-Гиса», в Нижнем Новгороде можно насчитать около 200 моек, говорит директор Нижегородского центра научной экспертизы Татьяна Романчева. Наибольший процент моек приходится на Канавинский район. Но если соотносить их с количеством машин на 1000 жителей, то картина несколько иная: самыми обеспеченными районами в этом смысле оказываются Советский и Московский. Менее обеспечен мойками «на поверхности» Нижегородский район, но здесь их количество растет за счет моек в подземных этажах. Мало моек и на Автозаводе: если смотреть по показателю «количество машин на тысячу жителей», то здесь их меньше, чем в среднем по городу.
Не лучше ситуация и с сегментацией: кроме обычной мойки и «человека с ведром», остальные ниши на нижегородском рынке не освоены. Среди них Юрий Кузьмичев называет такую услугу, как предоставление в аренду места для мытья машины. Сейчас это распространено в Европе, когда владелец моет машину сам на площадке с оборудованием и сливом. Но этот вид бизнеса сможет развиваться только тогда, когда наши власти и экологические службы справятся с «дикими» мойками в таких местах, где мыть машину нельзя. И человек, который не готов платить 500 рублей за чистоту машины, в два раза меньше за оборудованное место заплатит вполне.
Второе направление — автоматические мойки, когда качество мытья не зависит от конкретного сотрудника. Их преимущество в том, что не требуется много людей, качество мойки всегда стандартное, пропускная способность увеличивается. Неосвоенным остается и сегмент автокосметологии, добавляет Александр Лукашевич. Но в этом направлении одного только появления услуги недостаточно, здесь нужна работа и с головами потребителей. Ведь чистый автомобиль — это чистый город.

Ольга Панова
Все новости